Соборование в Московском храме на площади Юрия Долгорукого.

Во вторник, 13 марта, мы с Машей и Никитой пошли на соборование в храм Космы и Дамиана в Шубине, который располагается на площади Юрия Долгорукого, на Тверской.

Храм Космы и Дамиана в Шубине. Вид с Тверской улицы.

Это Манин храм. Настоятель храма, протоиерей Александр Борисов ранее занимался биологией. Защитил кандидатскую диссертацию. Был очень близок к Александру Меню. Я слушал его проповеди, записанные на  дисках. Более того, именно благодаря ему, я познакомился с о. Михаилом – настоятелем храма Христа Спасителя в Нью-Йорке. Поэтому, мне было очень интересно посмотреть все «вживую».

Настоятель храма Космы и Дамиана в Шубине, протоиерей Александр Борисов

В Америке больше шансов пообщаться со священником.

Маша несколько раз мне говорила о том, что такого непосредственного общения со священниками, какое я имею в Америке, у нас однозначно не получится. Причина – слишком много прихожан приходится на одного священника. У батюшек просто физически не хватает времени для более тесного и доверительного общения с каждым прихожанином. Я это реально ощутил. Церковь, не маленькая, во много раз превышающая размерами мои Нью-Йоркские приходы, была до отказа заполнена прихожанами.

Служба. Соборование.

Служба началась в шесть часов вечера. Когда мы зашли, я сразу узнал голос священника Александра Борисова. Он говорил в микрофон. Дьякон и хор также пользовались микрофонами. Батюшка оповестил, что елеосвящение будут проводить семь священников, поочередно.

Храм Космы и Дамиана в Шубине. Интерьер.

Каждого, пришедшего на службу. То есть каждый пришедший на службу православный будет помазан елеем СЕМЬ РАЗ! Когда он это оповестил, по рядам пронесся гул. Люди представили, сколько это займет времени, и как каждый священник будет пробиваться по рядам между тесно стоявшими прихожанами. Но все получилось очень чинно и слаженно. И действительно, ко мне поочередно подошли СЕМЬ батюшек и помазали лоб, щеки, шею, две ладони сверху и снизу. Предварительно испросив мое имя. Я его произносил вслух, и после этого батюшка, пробормотав нужные слова, помазывал меня оливковым маслом. К седьмому помазанию, масло стекало с моего лица, шеи и рук. Хорошо, что я взял с собой бумажные салфетки, которых хватило и мне, и Маше, и рядом стоящим женщинам.

В храме царила христианская любовь.

Практически все прихожане держали зажженные свечи. И когда доходила их очередь помазаться, они передавали свою свечку рядом стоящим людям. И так все делалось с охотой, тепло, что душа таяла. Ощущалась реющая в воздухе храма христианская любовь. Хотелось делать друг другу добро, улыбаться и говорить теплые слова.

Помазание шло на фоне молитв и песнопений. Не могу сказать, что хор был очень хороший. Просто хор, в котором не выделялся ни один яркий голос.

Наше семикратное помазание елеем заняло не менее двух часов. У Никиты кончилось терпение, и мы начали потихоньку пробираться к выходу.

About Олег Якупов

Я отношусь к той категории советских людей, которых называют "Ташкентскими русскими". Это эндемики, сохранившие в окружении инородной культуры своеобразную русскую, еще дореволюционную культуру, и прежде всего, язык. А так же впитавших в себя много хорошего из окружавшей нас по жизни восточной культуры. Еще нас называют "Совками". Но это относится не только к бывшим жителям гостеприимного Ташкента, но к жителям всего Советского Союза, сформировавшимся, как личности, во времена Советского Союза. Многих из нас судьба разбросала по всему Земному шару. Нам не хватает привычного общения. Наши дети и внуки, помимо своей воли, становятся "иностранцами". Блог – это то место, где я смогу выговориться, а если повезет, то и поговорить с людьми моего поколения. Спасибо Интернету, он предоставляет нам такую возможность.
This entry was posted in 2011, Orthodoxy, По России, Православие, Путевые заметки. and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply