О ФОРМИРОВАНИИ ОТРАСЛЕВЫХ РЫНКОВ ЦЕННЫХ БУМАГ. 2001.10.

Олег Якупов.

Предлагается технология создания отраслевого рынка ценных бумаг на примере Хлебопродуктовой отрасли Узбекистана

Рынок ценных бумаг – эффективный механизм мобилизации и перераспределения финансовых ресурсов. Началом его формирования можно считать 1994 год – год, когда начались регулярные торги на Республиканской фондовой бирже “Тошкент”, заработали первые брокерские конторы, фондовые магазины, приступил к обслуживанию участников рынка ценных бумаг Национальный депозитарий “ВАКТ”. На рынке появились первые пакеты акций приватизируемых предприятий и, соответственно, первые инвесторы. За семь последующих лет рынок ценных бумаг наполнился разнообразными инвестиционными институтами, в него все больше вливается корпоративных ценных бумаг, получили путевку в жизнь новые финансовые инструменты и, в первую очередь, государственные ценные бумаги. Многие акционерные общества приступили к выпуску акций второй и последующих эмиссий. Рынок регулируется уполномоченной государством организацией – Центром по координации и контролю за функционированием рынка ценных бумаг при Госкомимуществе Республики Узбекистан. Создана первая саморегулируемая организация. Продолжается непрерывный рост числа эмитентов за счет приватизируемых предприятий и вновь создаваемых акционерных обществ в различных отраслях народного хозяйства.

В настоящее время рынок ценных бумаг достиг того критического размера, когда необходимо его структурное оформление. Следует отметить, что черты будущей структуры просматриваются в том конгломерате, который представляет собой современный рынок ценных бумаг Узбекистана.

Мы предлагаем структурировать рынок ценных бумаг Узбекистана по отраслевому принципу(назовем эти структуры вертикальными, или отраслевыми рынками ценных бумаг). Прочитать всю статью…

Начало Большой Приватизации в Узбекистане. 1994-1996 годы.

Введение

Так сложилась судьба, что мне пришлось окунуться с головой в водоворот событий, непосредственно связанных с приватизацией в Узбекистане. Можно даже сказать, что на определенной ее стадии я был не последней спицей в этом колесе. Хочется сказать Колесе Истории, по крайней мере, этой отдельно взятой республики. У меня такое ощущение, что начальный этап Большой приватизации был самым интересным, с точки зрения становления рыночной экономики. И он продолжался до тех пор, пока чиновники не разобрались, что к чему, и где их кормушки. И это продолжалось всего несколько лет. Как только стало ясно, где сыр, и где мышеловка, свободная, рыночная экономика начала перерождаться в так называемую “регулируемую”. Но об этом этапе я расскажу в дальнейшем. А пока вернемся к начальному этапу Большой приватизаци в Узбекистане, в каком – то смысле, романтическому этапу Большой приватизации в РУ.

У меня все готово к работе на РЦБ Узбекистана.

У меня на руках (за моей спиной) были:
– Сертификат специалиста РЦБ РУ;
– Лицензия Минфина на право осуществления деятельности на РЦБ РУ в качестве специалиста РЦБ;
– Брокерская фирма “Прогноз” со всеми необходимыми изменениями и дополнениями в Уставе, зарегистрированными в Минфине РУ;
– Брокерская контора номер 2, аккредитованная на Республиканской фондовой бирже “Ташкент”.
Я стал думать, а с чего собственно надо начинать работу, имея на руках всё выше перечисленное. Думать долго не пришлось, меня как бы подхватила и бросила в нужном направлении судьба. Судьба, пожалуй, это громко сказано. Просто я оказался в нужное время в нужном месте. Нас, как щенят повели ГКИ, Минфин, РФБ. Перед этими организациями и стояла задача – провести приватизацию крупных предроиятий в Узбекистане в срок, а лучше с опережением сроков.

Что делать?

Мне, как вновь испеченному специалисту РЦБ РУ позволено было заниматься, в эксклюзивном порядке,  следующими вопросами.
1. Только через наши руки могли проходить все операции по купле – продаже акций при первичном их размещении.
2. Помогать предприятиям и отраслям, в целом, готовить предприятия к эмиссиям своих акций и осуществлять их эмииссию.
3. Помогать с первичным размещением акций. Всех долей: долю трудового коллектива, долю на свободную продажу, в последующем и часть госдоли.
4. Помогать покупателям изыскивать средства и выкупать акции приватизированных предприятий.
5. Проводить разъяснительную работу с руководством отраслей и отраслевых предприятий, а также с членами трудовых коллективов. Принимать участи в работе семинаров, собраний, коллегий, где разъяснялись вопросы, связанные с приватизацией предприятий.

Куда податься?

Лично меня направили по следующим весям:
1. В несколько отраслевых отделов ГКИ РУ.
2. В Сурхандарьинскую область, в областное ГКИ, а через него во все приватизируемые предприятия области.
3. С несколько отраслевых министерств – Хлебопродуктов (Уздонмахсулот), Туристическую, Фармацевтическую (Дори – Дармон).
Нужно было разворачивать работу на широком фронте, но концентрироваться на этих трех направлениях. Несмотря на общность задач, каждое направление имело много индивидуальных особенностей. Эти особенности определяли индивидуальные стили работы, подходы к клиентам.

Первый шаг – в отдел ГКИ пищевой промышленности. Токарев Геннадия Федорович.

Пожалуй, самый мощный толчок я получил в одном отраслевом отделе ГКИ, который заведовал приватизацией в Хлебопродуктовой и других пищевых отраслях. Начальником отдела служил (я не ошибся в подборе слова, именно служил государству, честно и самоотверженно) Токарев Геннадий Федорович. К сожалению ныне покойный. На первых порах нас буквально вели  за руку . В этом отделе мне предложили на выбор несколько отраслей. Самой тяжелой, в силу огромных (по тем временам) размеров уставных фондов мне показалась Хлебопродуктовая отрасль. Масложировая отрасль была уже закреплена за брокерами, которые пришли на рынок еще в 1992 году, но не могли работать из-за статьи УК, приравнивающей эту деятельность к уголовной. Статью к началу Большой приватизации отменили. Срок ранее выданных лицензий у этих брокеров еще не истек, и поэтому они раньше нас оказались у раздачи. Помню, это был Томпаков и еще один брокер. Имен не помню. Но эти ребята заняли многие, как тогда казалось выгодные отрасли. Масложировая отрасль действительно оказалась очень выгодной, но для меня  поезд с этой отраслью ушел.

Моя первая отрасль – Хлебопродуктовая.

Токарев Геннадий Федорович уговорил меня выбрать Хлебопродуктовую отрасль. Да, именно так было – государственные чиновники высокого уровня буквально обхаживали нас. Мы стали частью государственной системы приватизации, оставаясь при том частными компаниями. На мои возражения, что эта отрасль неподъемна, в смысле дороговизны ее предприятий, Геннадий Федорович пообещал мне всячески помогать и поддерживать. И я дал согласие. И скажу заранее, никогда не пожалел об этом.  Моей фирме нужно было, во-первых, содействовать в подготовке к первой эмиссии акций предприятий отрасли, и, во-вторых, разместить доли акций, предназначенных для свободной продажи. На этапе первичного размещения акций, доход моя компания могла получить только в форме комиссионных от купли – продажи акций. Содействие в подготовке к эмиссии акций – это не оплачиваемый (в тот момент времени), но необходимый этап, предшествующий купле – продаже акций. И его нужно было пройти как можно более успешно, чтобы подойти к продаже.

Муталов Абдулхашим Муталович
Муталов Абдулхашим Муталович

Сразу замечу, что на первом этапе мне удалось познакомиться с руководителями отрасли и отдельных предприятий, и наметить потенциальных покупателей акций, предназначенных для свободной продажи. Хлебопродуктовую отрасль возглавлял Муталов Абдулхашим Муталович, который по совместительству являлся Премьер-министром правительства Узбекистана. В основном, это были руководители самих приватизируемых предприятий. Многие из них хотели бы купить акции, но не знали, где изыскать необходимые суммы денег, так как предприятия были большие и дорогие. Мне во многих случаях удалось помочь этим людям решить задачу приобретения акций.

Необходимые довески: Аптекоуправления и Туристическая отрасль.

Кроме Хлебопродуктов, мне предложили заняться еще несколькими отраслями. Как я отметил ранее, наиболее привлекательные отрасли, с моей точки зрения на то время (Масложировая, Хлопкоочистительная), уже были заняты брокерами, получившими лицензии несколькими годами ранее. Из тех отраслей, которыми мне все же пришлось заняться, отмечу Аптекоуправления и Туризм. В этих отраслях мне что-то заметное все же удалось сделать. Эти отрасли курировались другими подразделениями ГКИ. Люди, работающие в тех отделах ГКИ, запомнились мне меньше. Зато с руководством этих отраслей у меня сложились хорошие деловые отношения.

Круг моих обязанностей. Мое Ноу-хау.

Что значит то, что я занялся той или иной отраслью? Это означало, что на мою компанию в моем лице были выданы Договора-поручения от имени ГКИ (то есть государства) на право продажи акций, предназначенных на свободную продажу. И на основании этих договоров – поручений я должен выставить эти акции на торги Республиканской фондовой биржи Ташкент (РФБ) через свою Брокескую контору номер 2. Если акции будут проданы, то ГКИ выплатит мне комиссионные, исчисляемые в процентах от суммы сделки. Формально, вся моя работа – пошел в ГКИ, получил Договор-поручение на продажу, выставил эти акции на бирже, и сиди, жди, когда кто-то купит эти акции. После продажи, оформил Договор Купли – продажи, проследил за поступлением денег на счет государства, провел перевод акций по счетам Национального Депозитария  ВАКТ  (НД). Составил Отчет брокера. Получил денежки на счет. И вся работа. Большинство брокеров так и поступали.
Я с самого начала этой работы понял, что вероятность что-то продать, если все пустить на самотек, крайне низкая. А учитывая огромную, по тем временам, стоимость пакетов акций крупных предприятий Хлебной отрасли, вероятность самопродажи акций была вообще нулевая. Поэтому я решил   работать   с самими отраслями. И это было моё главное ноу-хау. Не сидеть на бирже и ожидать “у моря погоды”, а нырнуть в бурный поток нарождающегося РЦБ РУ, помогая ему как можно скорее ожить и заработать. “Нырнуть” – это значит активно делать следующее:
Первое – максимально содействовать предприятиям – эмитентами наполнять Рынок Ценных Бумаг Узбекистана (РЦБ РУ) своими акциями.
Второе – помогать потенциальным покупателям изыскивать денежные средства на покупку акций.
Третье – создать объекты инфраструктры РЦБ РУ, такие как: реестродердательская и депозитарная компания, фондовый магазин, Приватизационный инвестиционный фонд (ПИФ) и Управляющую Компанию (УК) для управления фондом
То есть помочь колесу рынка ценных бумаг Узбекистана совершить первый поворот.
Все необходимые рекомендации и доверенность выступать от имени ГКИ мне предоставили.

Знакомство с Хлебопродуктовой отраслью. Муталов Абдулхашим Муталович. Максимов Вячеслав Васильевич.

Первая отрасль, куда я обратился, была Хлебопродуктовая. Мне дали направление, в Главное Управление Экономики и реформирования собственности. Предупредили, что начальник ГУ очень умный и сложный человек. Уже нескольких брокеров отфутболил. Подступиться к нему весьма сложно. С такой информацией, доверенностью и после предварительного звонка из ГКИ я поехал в это министерство. Возглавлял его Муталов Абдулхашим Муталович, который в то время являлся и Премьер министром РУз, то есть вторым, после президента, должностным лицом в государстве.
В министерстве меня принял заместитель начальника Главного Управления по Экономике и реформированию собственности. Вежливый, обходительный человек. Внимательно меня выслушал. Я сообщил, что от имени Госкомимущества буду выставлять акции отраслевых предприятий на продажу через РФБ  Ташкент. Я готов помогать готовить предприятия к первой эмиссии своих акций. Помощь будет выражаться в форме консультаций по вопросам:
а) реструктуризации предприятий;
б) подготовки документов для эмиссии ценных бумаг;
в) внедрения методов корпоративного управления, в том числе ведению реестра акционеров, проведение собраний акционеров и заседаний Наблюдательных советов АООТ;
г) депозитарного учета.
Все мои предложения были доброжелательно выслушаны.

Максимов Вячеслав Васильевич.
Максимов В. В. Начальник ГУ по Экономике и Реформированию Собственности АК “Уздонмахсулот”.

Во время нашей беседы в кабинет вошел, как я позже узнал, начальник этого управления Максимов Вячеслав Васильевич, который подключился к нашей беседе.
Максимов Вячеслав Васильевич оказался тем самым суровым начальником Главного Управления, который развернул без объяснений несколько моих коллег, ранее делавших попытки работать с этой отраслью. Мы долго и предметно обсуждали задачи по реформированию предприятий отрасли. Вячеслав Васильевич предложил помочь нескольким крупным предприятиям, стоявшими первыми в очереди на приватизацию.

Цыганская жизнь профессионального участника РЦБ РУ.

И началась моя кочевая жизнь. Каждый четверг я садился в самолет и летел на тот или иной объект. В воскресенье возвращался в Ташкент. Решал текущие вопросы и в четверг опять в области.
С руководителем предприятия меня знакомили. Либо в министерстве, либо непосредственно на месте, если я ехал в составе министерской комиссии. На каждом приватизируемом предприятии был ответственный за приватизацию сотрудник. Это либо начальник планово – экономического отдела, либо заместитель директора по экономике. И обязательно один специалист по ценным бумагам, обученный в ГКИ. Это были те люди, с которыми я непосредственно работал. Многие из них стали моими хорошими друзьями. Я с большой теплотой вспоминаю их до сих пор. Это были энтузиасты этого нового для всех нас дела.

Где взять деньги на выкуп акций своего предприятия?

Приватизируемое в форме акционерного общества открытого типа (АООТ) предприятие оценивало свой уставный фонд и на всю сумму уставного фонда выпускало (эмитировало) акции. Пакет акции преобразуемого в открытое акционерное общество предприятия делился, согласно нормативным актам государства на несколько долей:
– доля акций, принадлежащяа государству (госдоля);
– доля акций, предназначенная для выкупа членами трудового коллектива предприятия (доля трудового коллектива);
– доля акций, предназначеннная на свободную продажу через РФБ “Ташкент”;
– доля акций, предназначенная на свободную продажу через фондовые магазины профессиональных участников РЦБ “Узбекистана” населению за наличный расчёт;
– доля акций, выделяемая из госдоли наиболее прибыльных предприятий согласно списка, утверждённого правительством, для прдажи ПИФам на специальных аукционах.
Всё выше перечисленное касалось лишь первичного размещения акций приватизированных предприятий.
Как правило, работники предприятий хотели выкупить не только долю трудового коллектива, но и доли, предназначенные на свободную продажу. Зачастую, такое желание высказывали не только руководители предприятий, но и рядовые работники. Вопрос упирался в деньги.

Как выкупить долю трудового коллектива?

На первом плане у работников приватизирукмого предприятия стоял выкуп доли трудовых коллективов. Мы как могли, помогали изыскивать легальные средства для решения этой первоочередной задачи. На выкуп направлялись премии (месячные, квартальные, годовые), тринадцатые зарплаты и даже четырнадцатые, а то и пятнадцатые зарплаты, беспроцентные ссуды и другие выплаты. Государство смотрела на такие дополнительные выплаты “сквозь пальцы”, так как нужно выполнять план по приватизации.
Если предприятие работало хорошо, прибыльно, то работники этого предприятия, как правило, хотели стать собственниками своего предприятия. А у прибыльно работающего предприятия все в порядке с фондом заработной платы и с премиальными фондами.

Как продать долю акций, предназначенную на свободную продажу.

Моя компания от размещения доли трудового коллектива ничего не имела. Но, не разместив долю трудового коллектива, трудно было рассчитывать на успешное размещение долей, предназначенных на свободную продажу – а это наша главная задача, которую нам поставило государство и наш важный источник дохода. Акции, предназначенные на свободную продажу выставлялись брокерскими конторами и покупались брокерскими конторами на торгах Республиканской Фондовой Биржи “Ташкент”.

Здание и торговый зал РФБ "Ташкент"
Здание и торговый зал РФБ “Ташкент”

Потенциальных инвесторов в Узбекистане того времени фактически не было. Мы решили осуществлять поиск покупателей по следующим направлениям.
1. Поиск потенциальных покупателей среди работников самих предприятий. Частенько свободную долю акций выкупали руководитель предприятия. Если это были крупные мелькомбинаты, то на выкуп пакета акций требовались очень большие, по тем временам деньги. Да и продавались акции государством по цене в 7 и более раз превышающую их номинальную стоимость. Но люди находили деньги. Помню, один директор, чтобы выкупить акции, продал все свои стада крупного рогатого скота и все отары овец. Продал, выкупил и, уверен, уже в многократном размере вернул себе все затраченные средства.
2. Начали работать с банками. Государство обязало банки выкупать акции из доли на свободную продажу. И пока банки не создали свою Ассоциацию, предназначенную для этой цели и не набили её деньгами своих вкладчиков, они действовали поодиночке, а мы фондовые брокеры им помогали. Отмечу, что для банков это было лучше, чем через Ассоциацию. Так как мы плотно работали с отраслями, знали положение на предприятиях и покупали акции самых надежных, с нашей точки зрения компаний. Когда же заработала Ассоциация, то её молодые и неопытные брокеры, научившиеся лишь нажимать на кнопки компьютеров в торговом зале биржи, накупили огромное количество “мусорных” акций на такую безумно большую сумму, что руководство Ассоциации привлекли к уголовной ответственности по экономическим статьям.
3. В Узбекистане было несколько известных, очень богатых, полукриминальных групп. Сегодня мало что говорят кому-то такие имена, как “Салим” или “Гафур”. Но это были потенциальные покупатели свободных долей акций. Как правило они “крышевали” крупные предприятия, с директорами которых мы имели деловые отношения. Отдельные банки им не могли оказать конкуренцию, но когда на рыноу вышла Ассоциация банков, то это уже был серьёзный конкурент.
Помню, мы продавали пакет акций предприятия, которое было под влиянием одного из таких покровителей. И покровитель (не буду называть его имени, так как дело прошлое), естественно хотел приобрести пакет акции и вывести большую сумму своих денег “из тени”. Но на этот же пакет нацелились брокеры Ассоциации. Директору предприятия это стало известно и он приложил много усилий, чтобы убедить брокеров Ассоциации не вступать в конкурентную борьбу за пакет.
4. Встав немного крепче на ноги, мы и сами покупали кое-какие пакеты акции для последующей перепродажи своим клиентам.
Нужно сразу сказать, что я не ошибся в своих расчётах. Разместили и доли трудового коллектива, и доли, предназначенные на свободную продажу.

Сшибаем “по мелкому” на туризме и аптеках.

Но пока я планомерно работал с крупными предприятиями хлебной отрасли, которые, в конечном счёте и принесли ощутимую прибыль, надо было на чём-то зарабатывать. Естественно, на более мелких, и, поэтому, легче продаваемых предприятиях.
Первые, проданные мной предприятия принадлежали туристической отрасли и аптекоуправлениям. На аптеки я вышел работая с ГКИ Сурхандарьинской области.